ЧИКВАНАЯ Гиви Петрович. Родился 29.05.1939 в г.Телави Грузинской ССР. Спортивный путь начал в Кутаиси. Защитник. Мастер спорта международного класса СССР. Заслуженный мастер спорта России (2001). Заслуженный тренер РСФСР. Закончил исторический факультет Тбилисского Государственного Университета в 1964 году. В тбилисском «Динамо» с 1958 года. Становился серебряным призером Чемпионата СССР в 1960, 1962 годах и бронзовым призером в 1958, 1964 годах. Победитель Всесоюзных соревнований сильнейших команд СССР – 1963 и бронзовый призер – 1959. В составе сборной СССР - серебряный призер Олимпийских игр 1960 в Риме, бронзовый призер Чемпионата Европы 1962 в Лейпциге. С 1968 года – в составе «Динамо» (Москва).

В московском «Динамо» – Чемпион СССР 1968, 1969. Серебряный призер Чемпионата СССР 1970. Финалист Кубка Европейских Чемпионов 1969, 1970. В составе сборной СССР – серебряный призер Олимпийских игр 1968 в Мехико.

Выступал вплоть до 1974 года, закончив, сразу же перешел на тренерское поприще, став одним из тренеров московского «Динамо». Находился на тренерской работе в структуре клуба пока не был назначен главным тренером «Динамо»(Москва) в 1984 году. В тандеме с Сергеем Николаевичем Некрасовым находился на тренерском мостике нашего клуба до 1988 года. Под их руководством московское «Динамо»

- три раза подряд в 1985-1987 годах было Чемпионом СССР,

- становилось серебряным призером Чемпионата СССР 1988,

- становилось обладателем Кубка СССР в 1986 и 1988 годах,

- участвовало в Финале Кубка СССР в 1984 и 1987 годах,

- побеждало в Кубке обладателей Кубков европейских стран в 1984 году,

- завоевало Суперкубок Европы в 1984 году,

- пробивалось в Финал Кубка Европейских Чемпионов в 1986 году.

- Гиви Петрович! Расскажите пожалуйста о там, как начинался ваш спортивный путь.


- Я начинал в Кутаиси и чего только не перепробовал. Кстати, город наш очень спортивный, дал стране ряд мастеров по многим видам спорта, всех и не перечислишь. Футболом занимался, затем баскетболом, а затем уже увлекся водным поло. Тренировался в открытом бассейне при химическом заводе, выпускавшем кроме всего прочего водостойкие спецкраски для судов военно-морского флота. Там меня и заметили в 1956 году и пригласили в тбилисское «Динамо». (в 17 лет – прим. ред.).

- Нам, как болельщикам московского «Динамо», в первую очередь интересны причины по которым вы переехали в Москву из Тбилиси. Ведь к тому времени Вы были многие годы игроком основного состава тбилисского «Динамо», в сборной СССР становились призером Олимпийских игр и Чемпионата Европы?

- Да, действительно, в Москву в «Динамо» я пришел в 29 лет. А причина – одна неприятная история, произошедшая незадолго до Олимпийских игр в Токио 1964 года. Об этом в свое время много писали. Не знаете?

- Нет.

- Не хочется об этом вспоминать. Скажу лишь, что с меня сняли спортивное звание(позднее вернули), наложили дисквалификацию. О сборной временно пришлось забыть. Не лучше складывалась ситуация в клубе. В Тбилиси было сложно, не получалось полноценно ни тренироваться, ни играть. А я считал, что еще не сказал своего последнего слова в водном поло. Что было делать? Я принял решение переехать в Москву, тем более, что моя жена – москвичка.

- Но почему именно в московское «Динамо»? В то время ведь было много сильных команд в столице – ЦВСК ВМФ, МГУ, «Торпедо»? А ведь если окунуться в историю водного поло большинство грузинских спортсменов в Москве выступало за «Динамо» – Петр Мшвениерадзе, Зураб Чачава, Нодар Гвахария, братья Давид и Олег Сулакадзе, Леван Бурчуладзе и, наконец, Реваз Чомахидзе.

- Я так скажу – «Динамо» для грузин всегда было маркой, фирмой. У нас в Грузии пытались развивать и другие спортивные общества – «Локомотив», «Спартак», «Буревестник», «Гантиади»(в переводе «рассвет» – прим. ред.), но в целом не получалось. А вот «Динамо» – другое дело. Да, и начинал я в Кутаиси тоже в «Динамо». Перевод в рамках одного и того же спортивного общества из города в город тоже легче было осуществить, чем из одного общества в другое. И лично у меня было много друзей-динамовцев в Москве. Не так все гладко было в решении моего вопроса, в какой-то момент мог оказаться в ЦВСК ВМФ, но в итоге, как и хотел, попал в «Динамо».

- В составе «Динамо» вы дважды участвовали в Кубке Европейских Чемпионов в 1969 и 1970 годах, оба раза уступали югославам в финальной части, и оба раза совсем чуть-чуть.

- Меня и на первый Кубок Европейских Чемпионов 1964 года брали для усиления в Москву из Тбилиси. Тогда югославы очень сильны были, мы с ними всегда тяжело играли и на уровне сборных тоже. В 1969 году в полуфинале Еврокубка крупно проиграли белградскому «Партизану» в Югославии (3:6 – прим.ред.), но в Москве взяли реванш (6:2 – прим.ред.). А вот в финале с загребской «Младостью» отыграться не смогли(3:7 в гостях и 4:4 дома – прим.ред.). На следующий год лишились родных стен, так как финальная часть по круговой системе проходила в Белграде. Югославам уступили с разницей в 1 мяч ( 2:3 "Младости" и 3:4 "Партизану" – прим. ред.) и остались на третьем месте.

- Вернемся к делам Чемпионата СССР. В 1968-1970 годах шла упорная борьба за чемпионство с ЦВСК ВМФ. В 1969 году «Динамо» выиграло «чисто», в 1968 году потребовался дополнительный матч за 1 место, выигранный динамовцами 5:3, а в таком же дополнительном матче 1970 года праздновали победу военные моряки со счетом 5:4.

- Вы знаете, запомнилось острое соперничество, а сами эти дополнительные матчи – нет. У моряков очень сильная команда была. Я вот очень хорошо помню матч с ними в 1968 году, когда мы проиграли 3:4 в ходе чемпионата. Тогда мы смогли сравнять счет, но Баранов выполнил такой силы бросок, что мяч, ударившись о внутреннюю металлическую скобу ворот пулей вылетел обратно не коснувшись ни сетки, ни воды. Судья Простяков этого не заметил и не зафиксировал взятие ворот. Мы подали протест и … он был удовлетворен. Матч переиграли.

- В переигровке также победил ЦВСК ВМФ 5:4.

- Да, а в дополнительном матче за чемпионство мы все-таки победили.

- А что-же произошло потом? Почему после 70-го года долгих 14 лет вообще ничего не могли выиграть, заняв в 1977 году даже «рекордное» за все годы 7 место? Состав-то по крайней мере в 1970 был звездным?

- Давайте посмотрим так: на тот момент мне было 31 год, Григоровскому тоже, Гришину – 32 года, Карташеву – 33 года, только Скоку 25 было. А ведь это основной состав. Сколько еще играть? Николай Иванович Малин – главный тренер «Динамо» – видя, что команда дает результат, продолжал доверять ветеранам. Два раза подряд чемпионами стали, чуть-чуть не хватило до третьего подряд золота, какой тренер в этой ситуации будет менять победителей? А из молодых регулярно попадал в состав только Родионов. По разным причинам покинули команду Мельников, перешедший в МГУ и ставший олимпийским чемпионом Мюнхена-1972, и Фролов, ушедший в ЦВСК ВМФ. Получилось так, что ветераны закончили, и что дальше…?

- Гиви Петрович! Вы же играли сами до 35 лет…

- Да, я так считаю, что игроков можно условно разделить на две части: те, у кого от природы есть данные для этого вида спорта и работяги. Первые могут очень долго играть, не опускаясь ниже какого-то достаточно высокого уровня, сколько здоровье и обстоятельства позволят. А вторые, чтобы играть в соответствии с высокими требованиями, должны вкалывать, вкалывать и вкалывать, и все равно выступать на самом высоком уровне могут несколько лет. Кто больше, кто меньше. Нет, продолжать играть они будут, но не так и не в тех командах. Это – спорт, это – жизнь. Ничего не сделаешь.

- Закончив играть в 1974 году, вы сразу же стали тренером в московском «Динамо», но «главным» стали только в 1984 году. Все это время вы находились в клубе. Вопрос: почему же за 10 лет команда ничего не смогла выиграть, имея в своем составе до четырех – пяти игроков сборной СССР одновременно. И как вам удалось изменить ситуацию, ведь игроки-то вам достались от предшественников те же самые?

- Все это время я находился в команде. До конца 70-ых трудно было рассчитывать на что-то серьезное. А вот когда появились Евгений Гришин, Михаил Иванов, Георгий Мшвениерадзе, регулярно призывавшиеся в сборную – другое дело. Ну не могли же они, приезжая из сборной разом забывать, как умеют играть? Нет, это же мастера! Нужен был индивидуальный подход, а тут тренеров меняли чуть ли ни через год. Ну как можно тренеру реализовать себя в команде за сезон, другой, и дать результат. Когда мы с Некрасовым пришли, нам удалось объединить команду, это, я думаю, самое главное. Мы избавились от балласта, а то были такие – я им кричу во время матча «Обслуживай центра!» (есть такой термин), а они мне в ответ «Пусть он меня обслуживает». Да что это такое?! Гришин, Иванов и Мшвениерадзе – олимпийские чемпионы 1980 – и так знали и свои задачи, и свои возможности, и свой уровень, ниже которого не опускались. Появился Дмитрий Апанасенко из школы «Динамо», из Кишинева пришли Сергей Маркоч и Алексей Вдовин. Да и резерв был очень приличным. И в первом же сезоне 1984 года выстрелили, правда, на международной арене. Но как – Кубок Кубков взяли и Суперкубок Европы.

- А не страшно было в финале Кубка Кубков играть с тогда еще югославским «Югом» из Дубровника? Ведь на предварительной стадии вы им крупно проиграли 8:12?

- В первом матче в Москве – не страшно. Мы их просто разгромили (12:5 – прим. ред.). А вот в ответном поволноваться пришлось, но не по спортивным причинам. Днем, в день игры в Дубровнике, вызывают меня к руководству Европейской Лиги Плавания и говорят, вот мы тут посовещались и решили результат первой московской игры аннулировать, а финал разыграть из одного матча здесь в Дубровнике, так что кто сегодня победит, тот и обладатель Кубка, вот соответствующие бумаги, подпишите. Я смотрю и не понимаю, шутят, или всерьез, разволновался, стал кричать, по столу кулаком стучать. Ничего, естественно, не подписал, ушел. Команде говорю – надо обязательно выиграть, чтобы «чисто» победить в обоих матчах. Но у югославов тоже настрой был. Игра была нервная, но все же мы победили 8:7.

- А матч на суперкубок Европы с будапештским «Вашашом» помните?

- Ну, как такое забыть! Это было в декабре 1984 года в Испании. В Барселоне собрался конгресс Европейской Лиги Плавания. Матч был сыгран чуть ли не в обеденный перерыв между заседаниями конгресса. С венграми мы всегда исключительно тяжело играли. А тут еще «Вашаш» в финале Кубка Европейских Чемпионов более чем уверенно разобрался с ЦСК ВМФ (11:11 и 10:5 – прим. ред.). Примерно половина команды – игроки сборной Венгрии. И все-таки мы победили 15:9, причем Вдовин забил 5 голов. Помогло то, что венгры вели себя уж больно вальяжно, были уверены в своей победе. Федерация водного поло Венгрии за выигрыш Еврокубка премировала их поездкой на отдых в Египет(не забывайте, какие это были времена). Игроки «Вашаша» приехали с женами в «пляжном» настроении и сразу же после матча улетели на отдых. Драматичная была игра. Основное время закончилось вничью 9:9. Причем на последней минуте основного времени чуть не произошла настоящая трагедия. Апанасенко, Иванов и Мшвениерадзе в контратаке уплыли с центра поля втроем на одного вратаря венгров, завершающий бросок производится в ближний от меня угол ворот, и вратарь берет мяч. А я рядом на бортике стою, все вижу и ничего сделать не могу. Ну как же так? Я чуть в бассейн не упал. Все игроки – и свои и чужие в этот момент находились примерно в центре поля, у наших ворот задержался нападающий венгров Чапо. И вот ему следует передача через все поле. До конца секунд 20. Чапо решил пробить между широко расставленных рук нашего вратаря. Но в последний момент Щедеркин чуть поднялся из воды и мяч попал ему в шапочку, а от головы улетел выше ворот. Дополнительное время. Был у нас хитрый игрок Шабалкин, маленький такой. Взбивал пену и исчезал, подныривая и появляясь из-под воды в самых неожиданных местах. Два раза таким образом он обкрадывал венгров на мячи в первом дополнительном периоде и организовывал голевые атаки. После второго такого гола, венгры «встали», начали между собой ругаться и мы довели счет до разгромного.

- А что случилось в Финале Кубка Европейских Чемпионов 1986 года в матчах со западноберлинским «Шпандау»? Неужели так сильны были немцы? Я был на ответной московской игре в конце ноября 1986, когда выиграли 8:7. И никак не мог понять, как получили в Западном Берлине «минус 5». Да, «Шпандау» достойный соперник, но 5:10 в игре примерно равных команд – такое редко бывает.

- Так получилось. На первую игру в гостях и добирались, по-моему, с трудом, сложности какие-то там были, игроки уставшими были. Да и судьи хозяевам симпатизировали, я же в водном поло с 1956 года, за 30 лет научился разбираться, видел всю эту «кухню». Наши ребята выглядели разбитыми. Я в перерыве к нашему вратарю подхожу (стоял Пузанков, а счет к тому времени был 3:7), а он чуть не плачет, говорит: «Ноги тяжелые, ничего не могу сделать». Я говорю: «Да успокойся ты, ради бога, играй как умеешь». После этого все «свои» он ловил, но игру не смогли спасти. Этот матч запомнился мне еще одним забавным эпизодом – на матче присутствовала женщина, то ли бургомистр Западного Берлина, то ли какой-то очень важный чин из местной администрации. Ей очень понравилась моя темпераментная манера руководства командой во время игры и на послематчевом банкете меня пригласили на беседу с ней. Опекавший нас местный комитетчик упросил взять с собой и поспособствовать знакомству. Оказалось, что он в течение полугода пытался безуспешно попасть к ней на прием, а что-то ему очень нужно было. Я помог познакомиться. Ну, а в Москве в ответной игре победили, но без нужного счета.

- Гиви Петрович! «Динамо» становилось чемпионом СССР в 1985, 1986 и 1987 годах. Однако в Кубке Европейских Чемпионов вы выступали только в 1986 году. А как же следующие 2 сезона – 1987 и 1988 годов?

- Чтобы выступать в еврокубках нужна была валюта. Тогда у клуба валюты не было. Ее выделяла Федерация водного поло. В 1987 и 1988 годах нам в Федерации говорили, что валюты для выступлений «Динамо» (Москва) нет.

- Вот так просто – нет валюты и никаких еврокубков?

- Да, вот так. Тогда было в порядке вещей.

- И последний вопрос. Почему вы решили покинуть московское «Динамо» после сезона 1988 года? Может причина была в том, что после 3 лет чемпионства вы уступили ЦСК ВМФ?

- Нет, мы уступили тогда может всего очко, разрыв был небольшой. Просто все наложилось. Знаете, когда одна и та же команда постоянно становится чемпионом объективно теряется интерес к первенству, надоедает непобедимость. Хочется чего-нибудь нового. Нас, считаю, в 1988 начали «зажимать». Кроме того мне требовалось находиться ближе к своему престарелому отцу, который жил в Кутаиси. Я пришел к руководству «Динамо», сказал, что выиграл все, что мог, никому ничего не должен, мне не должны. Вот так все закончилось.