Борис Дмитриевич Гришин. Родился 4 января 1938 года. Серебряный призер Олимпийских Игр 1968 года, бронзовый призер Олимпийских игр 1964 года. Чемпион Европы 1966 года. Многократный чемпион СССР. Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР. Капитан "Динамо" и сборной СССР. Удостоен правительственных наград.

Борис Дмитриевич Гришин - настоящий динамовец. "Динамо" стояло, стоит и будет стоять на таких людях. Сегодня наш сайт рассказывает об этом замечательном человеке, отдавшему родному спортивному обществу всю свою жизнь.

- Борис Дмитриевич, спасибо Вам большое за то, что согласились встретиться. Можно в начале рассказать о Ваших родителях?


- Родители у меня простые люди. Отец был замечательным мастером по дереву. Делал уникальные вещи. Работал на заводе. Мать всю жизнь была домохозяйкой. Родина моих родителей - Владимирская область, Мещора. Леса, озёра. Детство я провел в деревне с дедом. Шла война, с едой было плохо. Ходили в лес, собирали грибы. Когда грибов не было, ели одну картошку. Очень хорошая школа выживания была заложена в детстве. Счастье было, что немцы до того места не дощли. Потом приехал в Москву в 45 году и стал учиться. До 48 года ни разу не был на стадионе. Весь двор у нас болел за "Спартак", а я пошел на ЦДКА - "Динамо" и решил, что буду болеть за тех, кто выиграет. Бесков забил Никанорову с пенальти, "Динамо" выиграло 2:1 и с тех пор только "Динамо", "Динамо" и "Динамо". Нравятся мне бело-голубые цвета.

А в бассейн попал случайно. Сначала занимался футболом в "Торпедо-ЗИЛ" на гаревых полях. Со мной играли Гусаров, Маношин. Около завода ЗИЛ был единственный бассейн в Москве. Знакомый парень предложил мне пойти позаниматься с ним. Три раза в неделю там были занятия по плаванию и три раза - по водному поло. Плавать было тяжело, потому что я пришел в бассейн очень поздно - в 13 лет. Тесты по плаванию я не прошел, и известная пловчиха Тамара Владимировна Дробинская меня отчислила. Но через неделю я попросился назад, меня приняли и с той поры всё пошло хорошо. Через полгода я плыл уже очень прилично. У нас был блестящий выдающийся тренер Павел Николаевич Шубин. Он воспитал многих олимпийских чемпионов, чемпионов мира - их не перечесть. У Павла Николаевича я начал заниматься в 1953 году и уже в 1957 попал в команду мастеров "Трудовые резервы". Играл там полгода, меня заметил наш великий игрок Петр Яковлевич Мшвениерадзе и пригласил в московское "Динамо". С 1958 года я выступал за эту прекрасную команду, и все мои успехи связаны с московским "Динамо". Никуда я не уходил, хотя предложений было масса. Мы были девятикратными чемпионами Советского Союза подряд. В 1958 меня уже включили в сборную СССР. После римской Олимпиады, на которую я не попал, был уже игроком основного состава сборной страны. В 1966 году мы впервые выиграли золотые медали чемпионата Европы. В решающем матче с очень сильной сборной ГДР должны были проиграть, но командный дух у нас оказался сильнее, и мы победили со счетом 1:0. К счастью, мне удалось забить единственный и решающий мяч.

- Тогда играли еще 2 периода по 10 минут?

- Да. Причем играли без замен. А в 1964 году произошел один инциндент и многих игроков сборной дисквалифицировали, причем за мелочь. В принципе, в своё время было одно очень крупное уголовное дело, связанное с пятиборцами. Эти пятиборцы входили в спортивную команду Западной группы войск и занимались действительно очень большими делами. Не знаю даже как это назвать: афёры или как-то ещё. По теперешним меркам это коммерция. Вот у них были крупные неприятности, 2 или 3 человека получили очень большие сроки. А потом где-то решили, что и в водном поло происходит тоже самое.

- И почему выбор пал именно на вас? С чьей подачи это произошло?

- Трудно сказать. Не знаю. На таможне все знали, что спортсмены всегда что-то провозят. Но что мы провозили? 3-4 баночки икры или фотоаппарат какой-нибудь. В сутки нам платили 3 доллара! Ну что можно провезти на эти деньги? Да, никто не скрывает, что все спортсмены этим занимались. Но надо же было что-то и жене купить, и сыну. Какая тут коммерция? Смешно просто...

И вот в 64 году мы поехали в турне по Югославии и Румынии. Кто-то привез 5 шерстяных рубашек, кто-то 6 или 8 женских комбинаций, еще кто-то привез 40 пар носков, обычных мужских нейлоновых носков, еще один игрок привез 10 пар обуви, приобретенных на рынке в Румынии, причем настолько дешевой, что просто абсурд. И не обязательно же на продажу всё это шло - надо было сделать подарки родственникам, друзьям. Перед поездкой нас предупредили: "Вас будут проверять". Это нам говорили перед каждым турниром. Но в этот раз меня и Володю Семенова что-то насторожило, и мы не привезли с собой ничего. А остальных ребят, к сожалению, отчислили. Выдающихся игроков отчислили! Куренного, просто гениального ватерполиста. Григоровского, Карташова, Чикванаю. Потом через год дисквалификацию сняли. Куренной уже бросил играть, а остальные продолжили карьеру.

- И как прошла Олимпиада в 1964 году?

- Приехала команда СССР. Никто ее не знает. А мы обыграли олимпийских чемпионов итальянцев со счетом 2:0, турнир провели хорошо и завоевали бронзовые медали. Хотя если бы не необъективное - дико необъективное! - судейство в полуфинале судьи Баталекко (я его на всю жизнь запомнил), могли участвовать в финальной игре с венграми. При счете 2:1 в нашу пользу этот самый Баталекко назначет в наши ворота пенальти. Вратарь берет пенальти, судья показывает: "Нет, неправильно, вратарь раньше вышел из ворот. Перебить!" Вратарь снова берет! И снова заставляют перебивать! Ну и на третий раз они уже забили, а потом и выиграли... Нас засудили просто внаглую. Но тем не менее для новой команды это был огромный успех.

А в 1968 году мы играли очень здорово, но в полуфинале случилось несчастье. Мы встречались с итальянцами, и я играл против знаменитого нападающего Эральдо Пицца. В конце третьего тайма я на секунду расслабился, и он мне дернул руку. Меня пронизала страшная боль, как будто от ожога паяльной лампой. Но тренерам я ничего не сказал. Я был капитаном сборной и постеснялся попросить замену. А надо было, может быть всё бы обошлось. В четвертом тайме он опять меня дернул за эту же руку. Мы выиграли 7:4, но из воды я вылезти самостоятельно уже не мог. Через два дня финальная игра... Пошел к нашему замечательному хирургу Зое Сергеевне Мироновой, и она поставила диагноз: "Разрыв суставной сумки с вывихом. Непонятно, как он четвертый тайм доиграл. Играть он физически не может". Обидно было дико совершенно, я был расстроен страшно. Попросил сделать мне новокаиновую блокаду, но последовал категорический отказ. Всё равно в финале я решил показать, что капитан сборной в строю. Сцепил зубы, прикусил язык, прыгнул в воду. Сделал гребок левой рукой, раздался хруст, боль прекратилась, но рука повисла как плеть. Сел на бортик, вся игра прошла у меня как в тумане. Глаза как будто засыпаны песком, ребята всё время проигрывают один мяч, я должен им помочь, но ничего сделать не могу. Со счетом 11:13 мы проиграли... Я считаю, что это судьба. Рок. После Олимпиады я написал заявление в Спорткомитет с просьбой отчислить меня из сборной. На моей позиции вырос замечательный игрок Саша Древаль и надо было уступить дорогу молодым.

- Борис Дмитриевич, как боролись с этой тяжелой травмой?

- Миронова мне сказала, что нужна операция, иначе ничего дальше не получится. А у нас в "Динамо" была замечательная бабушка медсестра. Ее все любили невероятно. Она просто чудеса делала. Я пошел к этой бабушке, рассказал ей что к чему, и она мне в течение месяца делала физиотерапию. Через месяц рука у меня пришла в форму, а еще через два месяца я уже играл в основном составе. Во время лечения я решил уйти из спорта, руководство ЦС "Динамо" предоставило мне должность заместителя директора центрального стадиона "Динамо", я на нее согласился, но наши тренеры попросили меня не бросать, помочь молодым ребятам в становлении мастерства и динамовского духа. До 1971 года я еще поиграл за команду мастеров, а затем в течение 20 лет был главным тренером Центрального Совета "Динамо" по водному поло. Работа была интересная. Я считаю, что динамовское водное поло было самым выдающимся по массовости, мастерству: у нас было 5 команд из 12 в высшей лиге. Тбилиси, Казахстан, Львов, Киев, Москва: ни у кого ни в одном виде спорта никогда не было такого представительства. Одно время в сборной СССР из 12 игроков было 10 динамовцев. Работа была огромная: юношеские, юниорские команды. В 80-х годах сначала "Динамо" (Алма-Ата), а потом и "Динамо" (Москва) становились чемпионами. Наше "Динамо" выиграло Кубок Кубков, Суперкубок. По всем вопросам я помогал. Вот так сложилась жизнь в спорте.

- В 1991 году что случилось?

- В этот момент, как и везде у нас в стране, начался бардак. Всё начало разваливаться. Никому не было дела, что в Алма-Ате плохо, что в Киеве что-то не так. Решить какие-то серьезные вопросы не только в водном поло, но и в других видах спорта стало очень сложно. В "Динамо" мне ничего не предложили. Денег вдруг почему-то не стало ни на учебную работу, ни на спорт. А сидеть и глядеть в окошко я не мог. Я ушел в коммерческий банк и проработал в нем до 1996 года. Затем банк развалился и мне предложили работу в Управлении Делами Президента. Там я трудился до 98 года, возглавляя спортивный комплекс в поселке Жуковка. А потом так получилось, что у меня заболели супруга и дочь. Да и на работе становилось тяжелее, служебную квартиру у меня отобрали, тратить по пять часов в день на дорогу я не мог и вскоре попрощался с ними. С тех пор я занимаюсь внуком. Мальчику девять лет, очень способный парень. Бесстрашный, злой, заводной. Мы с ним большие друзья.


- Борис Дмитриевич, Вы и сын. Кто сильнее? Вообще корректно сравнивать водное поло 50-60-х годов и нынешнее?

- Сравнить можно. У нас были другие правила. Уходящий мяч доставал вратарь. Замен не было. Ограничения на атаку (правила 35 секунд) не было. Можно было нападать целый тайм. А потом когда правила изменились, стали нужны скоростные и выносливые игроки. У них стала очень динамичная игра. И поколение моего сына было совсем другим. Они быстрее плавали, были более выносливы. По технике - нет, нас они не превосходили. Я сделал из Жени такого же техничного и агрессивного защитника, каким и сам был. У меня, допустим, был такой удар такой силы и точности, что я мог забить известным вратарям с центра поля. Жене я его тоже поставил. В течение пяти лет он у меня делал по тысяче ударов в день об стенку правой и левой рукой. А кто сильнее? В наше время мы были самые сильные, в их время - они.

- Борис Дмитриевич, Вы в водном поло 50 лет. Видели всех. Кто, на Ваш взгляд, самый лучший игрок в истории?

- Мшвениерадзе Петр Яковлевич. Из вратарей - Гойхман Борис Абрамович. Но Петр Яковлевич стоит выше. Полевые игроки всегда ценятся больше. Они создают красоту спорта, забивают потрясающие голы. Мшвениерадзе мало того, что сам был выдающимся нападающим, еще и другим передал массу всего. Когда росли наши дети, мы с ними сидели в бассейне на протяжении четырех лет почти каждый день. Я занимался с защитниками, Петр Яковлевич - с нападающими. И сидели мы не на бортике. В воде! Потому они и стали чемпионами СССР и обладателями Суперкубка. А разве сейчас хоть один тренер залез в воду, показал, что надо делать? А ведь там есть такие хитрости, такие нюансы, которые с бортика не объяснишь. Как корпус положить, как сделать так, чтобы тебя не схватили, как сделать так, чтобы выбить мяч без опоры на нападающего, чтобы тебя не удалили. Сейчас одной рукой за шею, другой за голову... Черная, грязная игра. Поэтому Петра Яковлевича я считаю основоположником всего водного поло в Советском Союзе. Он колоссальный был игрок, колоссальный, колоссальный...

- Что такое динамовский спорт в те времена? Вы, например, ходили на футбол, на хоккей?.

- Мы ходили на футбол и на хоккей. И на баскетбол мужской, и на волейбол женский. Друг друга знали. Константин Иванович Бесков, будучи тренером московского "Динамо", единственной команде из другого вида, нашей команде водного поло, разрешил жить в Новогорске на футбольной базе в тот момент, когда там находились игроки основного состава "Динамо" (Москва). Мы с ними очень хорошо подружились: с Кесаревым, Кузнецовым, Яшиным. Ну со всеми практически. Мы не шумели, не нарушали, ходили на цыпочках, потому что для нас это были боги. Хотя мы и сами были в своем виде выдающимися игроками. Смотрели как тренируется команда, какое отношение к делу, к тренировкам. Сравнить тех игроков с этим поколением: ну те физически мощнее в десять раз чем теперешние. Живет, здравствует Володя Кесарев. Ему уже за 70. Потрясающе выглядит! Ни за что не скажешь, что ему уже столько. Лет пятьдесят можно дать, пятьдесят пять, не больше. И здоровье осталось.

Они приходили на водное поло, приходили к нам в бассейн просто так, в гости. Устраивали футбольные матчи в зале. Играли три на три с гандикапом. Потом играли в водное поло. Им можно было бить любой частью тела, а нам только левой рукой. Нас играло двое, их четверо. В футболе они нам давали два мяча форы, а в водное поло мы им давали десять мячей форы. В футболе, в маленьком зале, мы сопротивлялись. А в водном поло через 30-40 секунд Лев Иванович Яшин сказал: "Это дикий вид спорта. Я не играю". И вылез на бортик. "Ка вы вообще играете, я не понимаю. До дна четыре метра, даже постоять нельзя". То есть, отношения были блестящие.

- А мяч он пропустил за эти 30 секунд? :))

- Естественно :)) А как же? :)) Яшину в ворота и били :))

- То есть, "Динамо" - это была семья?

- Это была семья. Мы шли на тренировку к первому подъезду, как на праздник. Старались даже прийти раньше, чтобы поговорить, пообщаться. Встречались с игроками, тренерами. На хоккей ходили. Я до сих пор в очень близких отношениях с Володей Юрзиновым. И Володя, будучи тренером московского "Динамо", тоже разрешал нам жить в Новогорске. То есть, у нас все знали друг жруга, болели друг за друга. А сейчас всё: заборы поставили, это нельзя, то нельзя. Традиции нарушены полностью. Взаимосвязи никакой. Кто играет, что играет, когда - неизвестно. Поэтому, вот говорят, какие были плохие времена... Потрясающее время было. Потрясающее! Для спорта было потрясающее время.

- Борис Дмитриевич, на Ваш взгляд, кто сделал больше всего для динамовского спорта как функционер?

- Я хочу сказать про председателя Центрального Совета "Динамо" Алексея Андреевича Куприянова. Бывший велосипедист, чемпион Советского Союза. Он очень много сделал. Долго проработал на этой должности. Хочу сказать про председателя московского "Динамо" Льва Евдокимовича Дерюгина. Вот при нем были созданы выдающиеся команды: футбол, хоккей, волейбол (мужская и женская команды), конькобежный спорт, легкая атлетика. Достаточно вспомнить Бартенева. В конькобежном спорте у нас выступали Артамонова, Холщевникова. Вот эти два руководителя очень много сделали, заложили основную базу, создали выдающиеся команды. И, конечно, были выдающиеся тренеры: Якушин, Качалин, Бесков. У нас в водном поло был Малин Николай Иванович - блестящий тренер. Человек потрясающий. Старой закалки. Имея два класса церковно-приходской школы, руководил такой выдающейся командой. И как руководил. Равных нам не было.

- Борис Дмитриевич, вопросы наших болельщиков. Как обстояло дело в ваше время с нарушениями режима?

- По окончании чемпионата мы шли в ресторан, отмечали победу. Кто-то выпивал бутылку вина, кто-то, если мог, бутылку водки. И вряд ли это можно назвать нарушением режима. А во время чемпионата дисциплина была потрясающая. У нас был, правда, один игрок (не буду его называть) - вот он после каждой тренировки перед сном выпивал 100 грамм водки, чтобы расслабиться. Он не был алкоголиком, пьяницей, ну просто надо ему было это сделать. Если не выпьет, не мог уснуть. А в праздники или дни рождения всё было открыто, и никто ничего не скрывал. Мы жили нормальной жизнью как и все.


- Был ли у Вас какой-то коронный прием?

- Был. Он заключался в том, что я резко отрывался от нападающего, выходил на ударную позицию, получал пас и забивал. Так я забил 8 мячей из 13 нашей команды в финальной части чемпионата Европы 1966 года. Бывало, что менялись с нападающим местами, и я становился нападающим. Всё это отрабатывалось годами. В частности, у меня был отработан задний бросок. Но сколько же нужно времени, желания тренера и игрока, чтобы заниматься этим. Мы задерживались в бассейне на два-три часа и тысячи раз выполняли один и тот же технический прием. Сейчас этого нет. А если бы вы знали, какие существуют приемы! Есть волейбольный удар по летящему мячу, вы когда-нибудь видели такое? 100-процентный гол. Есть тычок: игрок находится спиной к воротам, мяч подводится под левую луку и правой пихается в ворота. И всё это в движении. Также практически невозможно отбить - никто просто не успевает понять, что произошло. Команда московского "Динамо" 50-х годов занималась каждый день техникой 40 минут в воде. Зачем Мшвениерадзе заниматься техникой? Ну зачем? А надо, надо пахать. Вот оттуда и результат.

- В нынешнем водном поло кого можно выделить?

- Если не говорить об Апанасенко, потому что он - отдельная песня, то Чомахидзе. Все остальные - хорошие игроки среднего уровня. Но и Чомахидзе очень далеко до Мшвениерадзе. Технический уровень сейчас ниже на голову, если не на две.

- Ватерполисты какой страны самые подлые?

- Подлые приемы есть в любой игре, начиная с юношей. Какая команда самая подлая - не знаю. Все подлые, под водой всё что угодно происходит. Самой провокационной командой в мое время были югославы. Симулировали, просили удаления. А грязные или подлые - все. Потому что это водное поло.

- Борис Дмитриевич, вы в начале интервью сказали, что Вас в "Динамо" пригласил Петр Яковлевич Мшвениерадзе. Получается, он у нас проводил селекцию?

- Он у нас практически всё делал. И селекцию осуществлял, и нагрузку давал на тренировках. Конечно, всё вместе с тренером, но авторитетом пользовался огромным. А Николай Иванович Малин был потрясающим организатором. Он настолько выдающийся психолог - такой, знаете, русский мужик от сохи. Русская мудрость непередаваемая. Он так чувствовал игроков, так чувствовал ситуацию, такой был микроклимат в команде - обалдеть можно. Команда была родным домом. Все приходили на тренировку пораньше, чтобы сесть на лавочке, потрепаться, посмеяться. Николай Иванович что-то скажет, над ним подтрунить... Сейчас такого нет. Пришли, опустили голову: "Так, сегодня нагрузка такая-то, вперед". В команде должны быть близкие люди. Мы все знали, у кого что в семье, у кого, что случилось. Ну сейчас, наверное, время другое. Все думают о деньгах.

- Ходят легенды о невероятной физической силе Мшвениерадзе...

- У него на плечах висел 90-килограммовый игрок, а он играл будто свободный. Веса в 90 килограмм, к тому же активно мешающего ему, он не замечал. Это глыба. Когда я пришел в "Динамо", я просто был потрясен. У него толщина грудной клетки была равна ширине моей. В тренировочных матчах мне приходилось его держать. Не буду скромничать, я был очень хорошим защитником, но удержать его было очень тяжело. Не дать ему пробить было невозможно. И это притом, что замен не было. Вот на нем висит 100-килограммовый венгр и висит. А он играет все 40 минут и забивает. Те правила были для нападающих тяжелее.

- Был кто-то сильнее его?

- Нет.

- Борис Дмитриевич, что бы Вы хотели сказать напоследок?

- У нас всех есть большая боль - наш динамовский бассейн. Нам, ватерполистам, его не отдают. Георгий Мшвениерадзе, сын Петра Яковлевича, сейчас очень крупный коммерсант. Он готов на свои деньги взять его в аренду на 49 лет, отреставрировать... Бесполезно. Что делать - не знаем. Но будем надеяться на лучшее.

-------------------------------------------------------------------------------

Первое командное фото: Борис Дмитриевич Гришин (крайний слева) - главный тренер московского "Динамо". 1980 год. Четвертый слева в верхнем ряду - его сын Евгений Гришин.

Второе командное фото: "Динамо" конца пятидесятых годов. Борис Гришин - четвертый слева в верхнем ряду. Крайний слева стоит Николай Иванович Малин. Крайний слева сидит Петр Яковлевич Мшвениерадзе.