Играю в центре

...Прихожу мальчишкой в динамовский бассейн, группу выстраивают на бортике, делят на две команды и - в воду. Я, как только прыгнул, сразу занял место где-то в двух метрах от ворот соперников, да еще сразу спиной к ним. И тут же на мне повисает защитники. Меня это заедает, хочется обыграть его, завязывается единоборство.

Это абсолютно реальная и в то же время достаточно символичная картина начала моего пути в водном поло. Теперь-то я понимаю, что иным оно и не могло быть. Ведь какое-то время играл в футбол за ГПЗ, и здесь признавал лишь одно место - в центре нападения. Именно оттуда чаще всего забивают голы. Словом, некое ударное начало было во мне заложено.

Об остальном позаботилась природа. В водном поло сегодняшнего дня выработался некий эталон физических данных центрального нападающего: рост где-то около 195 см, вес - за 90 кг. Конечно, с такими данными я мог стать и защитником, но тут на сцену выступило то самое ударное начало. Да, наверное, и интуиция моих первых тренеров. А с ними мне, скажем прямо, повезло.

Азы водного поло преподал мне известный детский тренер Юрий Сомов из не менее известной когорты Шубина. А более основательную ватерпольную подготовку я проходил у Юрия Григоровского. Любители спорта со стажем наверняка помнят этого замечательного ватерполиста. Он был универсальным игроком. Но сейчас важно подчеркнуть то, что Григоровский весьма умело выполнял функции центрального нападающего.

У него был коронный бросок: из положения спиной к воротам, прямо с воды, то есть, не поднимая мяча, отправлять его в эти самые ворота. Отправлять весьма точно - результативности его броска можно было позавидовать.

Специалисты называют этот бросок боковым. Он стал и моим коронным. Когда стоишь в воде спиной к воротам и партнер передает тебе мяч не на руку, а на воду, соперники, понятно, ждут, что ты должен сначала взять его в руки. Ты же, едва мяч коснется воды, а значит, чуть подпрыгнет, выскакиваешь и пробиваешь по воротам. Кстати, описанная ситуация характерна и для задних бросков, в которых так силен мой товарищ по амплуа, по клубу и по сборной Георгий Мшвениерадзе. И - тоже кстати - мне немалую пользу принесли те уроки, которые давал ему отец, знаменитый ватерполист прошлого Петр Яковлевич Мшвениерадзе.

Броски, голы - все это были цветочки, так сказать, парадный фасад ватерпольного амплуа под громким и, наверное, лестным для молодых спортсменов названием "центральный нападающий". Но очень скоро мне пришлось столкнуться и с ягодками.

Придя в юношескую команду "Динамо", я в первую очередь стремился забивать. Думал: в защите товарищи отобьются, в нападении же я один на один обыграю любого. Так чаще всего и бывало. Но что, пусть и с натяжкой, проходило в юношеских командах, не проходит в команде мастеров.

Что ни говори, а человеку с моими габаритами плавание дается труднее, чем "малышам". Ох как нелегко постоянно заставлять себя плыть назад, когда твоя команда потеряла мяч. Но, к счастью, я довольно быстро понял, что это необходимо.

Кстати, наверное, считаясь с особенностями тяжеловатых центровых старший тренер сборной СССР Борис Никитич Попов и сейчас говорит нам: "Главное вовремя вернуться к своим воротам, отбиться. Потом в нападении на первых порах за вас могут отработать и товарищи, но не дать забить - это ваша первоочередная задача".

Эту необходимость возвращения во что бы то ни стало любому центровому надо раз и навсегда закрепить в своем сознании. Помнится, я это делал еще на ранних для себя совместных сборах юношеской и главных сборных команд страны, когда известный пловец Владимир Буре старательно учил меня догонять "малышей".

Так уж случилось, что спортивные судьбы, моя и Георгия Мшвениерадзе, тесно переплелись. Еще в 1978 году мы вместе стали чемпионами Европы среди юниоров, нас обоих взял Борис Никитич Попов в сборную, ту самую, что выиграла олимпийский турнир 1980 года и до сих пор не знает поражений на официальных турнирах. Неудивительно поэтому, что нас частенько спрашивают, почему ни в своем клубе - московском "Динамо", ни в сборной мы не выходим на поле одновременно? Дескать, такой бы тандем получился.

Ответ тут прост. Несмотря на все сказанное о возвращении назад всей команды, в самом трудном положении при этом оказываются центральные нападающие. А еще если их сразу двое...

Словом, от соблазна иметь на поле сразу двух мощных, результативных центральных нападающих отказались как тренер нашего клуба Гиви Петрович Чикваная, так и тренер сборной Борис Никитич Попов. Правда, последний иногда выпускает нас вместе, если до финального свистка остается немного времени, скажем, те 35 секунд, что отведены команде на атаку.

Мшвениерадзе на сегодня - самый мощный нападающий нашего, а может быть, и мирового водного поло. Если ему как надо доставят мяч к воротам, то пусть на нем потом повисают защитники - единоборство он всё же выиграет и свой гол забьет. Техника броска у него отработана до тонкости. Мало того, он и сейчас, уже в зрелом спортивном возрасте, не устает работать именно над техникой броска, над ударными упражнениями. Соперники опекают его только с подстраховкой, то есть вдвоем.

Я действую перед воротами несколько в ином плане. Больше играю на партнеров, а если сам стремлюсь выйти на ударную позицию, то тщательно выбираю место, чтобы товарищам было удобно накинуть мне мяч. Поэтому соперники практически всегда держат меня плотно (в баскетболе это назвали бы прессингом), а такая опека чревата последствиями, поэтому "из-под меня" удаляется из воды немало соперников.

Все это вынуждает защитников меняться при опеке центровых. Но почти в каждой команде есть и, так сказать, штатные стопперы. Мы дружим с Ободковым из ЦСК ВМФ. Но когда встречаются наши команды, меня опекает только он. Так же неразлучны мы были с Крупиным из МГУ. Сейчас он закончил выступать, его сменили Зеленичев и Юрков. Кстати, те же постоянные опекуны и у Георгия Мшвениерадзе.

Назвал я здесь просто наиболее сильных стопперов. Вообще, я далек от мысли делить их на "удобных" и на "неудобных". Все зависит от того, как скаладывается игра. Ключи же можно подобрать к любому. Все дело в том, чтобы партнеры во время доставили мяч тебе.

Так что результативность центральных нападающих в немалой степени зависит от всех остальных игроков команды, но в первую очередь от подвижных нападающих, которых еще совсем недавно называли полузащитниками. Есть у нас мастера обслуживания. Я не беру последнее слово в кавычки - настолько оно прижилось в водном поло и настолько полно соответствует функциям полузащитников при взаимодействии с центральными нападающими. Те, кто отличается в этом самом обслуживании, и сами много забивают. Возьмите такого великолепного мастера паса, как Сергей Котенко из алма-атинского "Динамо", Сергея Наумова и Игоря Рослякова из МГУ, Сергея Маркоча из ЦСК ВМФ, наших динамовцев Сергея Никифорова, Сергея Воронина, Дмитрия Апанасенко. Все они могут прекрасно "отработать" на середине поля. Но сколько они забивают сами! Котенко, например, неизменно ходит в самых результативных игроках турнира. А вот если полузащитник во что бы то ни стало старается забить сам, ничего у него получится, никакой загадки для соперника он уже не представляет.

Однако вернусь к своему амплуа. Ярко выраженным, "чистым" центральным нападающим нашего водного поло является старший из братьев Мшвениерадзе - Нугзар, много лет, выступавший в МГУ. Для него в водном поло секретов нет. А вот Павел Волков из алма-атинского "Динамо" сравнительно недавно заявил о себе. Мы видим его уже среди кандидатов в сборную СССР. Играет он очень разнообразно, опасны его и правая и левая рука, удержать его трудно любому защитнику.

Хорошую школу центральных нападающих имеет тбилисское "Динамо". Вспомним хотя бы Владимира Иселидзе или Нодара Куртанидзе. Последний при своем двухметровом росте мог, если надо, сыграть и в защите. И сейчас в составе тбилисцев выступает опытный столбящий нападающий Томаз Кутивадзе.

Отсутствие центральных нападающих неизбежно сказывается на результатах любой команды. Вот проходит у нас один из туров нынешнего чемпионата страны в Харькове. Ничего не скажешь, сумели местные динамовцы использовать фактор своего поля - записали в актив очень нужные очки. Но как не хватает харьковчанам "чистого" центрального нападающего! В игре с нашим московским "Динамо", например, они пытались действовать через центр, ставя на "пятачок" перед воротами по очереди то защитника из тех, кто покрупнее, то подвижного нападающего. Но для наших опытных стопперов опека этих бравшихся не за свое дело игроков, не составляла труда.

Хотя должен сказать, что в нашем водном поло есть игроки других амплуа, с равным успехом умеющие разыграть мяч "на столба", то есть хоть на время стать центральным нападающим. В первую очередь это мой одноклубник, опорный защитник сборной СССР Нурлан Мендыгалиев. Умеют это делать и уже упомянутые здесь Ободков, Зеленичев.

А я в таких случаях вспоминаю венгра Фарагу. Это просто идеал центрального нападающего. Да, да, именно центра, хотя его и называют подвижным нападающим. Он и в самом деле весь матч мог отыграть как подвижный нападающий. Но наступало время, когда в его команде все "штатные" центровые уставали до предела, и тогда "на столба" становился именно Фарага. И играл как заправский центральный нападающий.

Но вернусь непосредственно к своему амплуа, к нашей, если хотите, кухне. Когда команда обороняется "зоной", мое место в задней линии. Поскольку один из защищающихся должен постоянно подстраховывать товарища, опекающего центрового игрока соперников, впереди двое наших остаются против трех атакующих. Естественно, тут нужны более подвижные, верткие игроки. Если центр соперников получает мяч, я-то как раз и должен подстраховать его опекуна.

При плотной опеке опеке я беру самого дальнего и по возможности менее подвижного из атакующих соперников, стараясь не дать ему овладеть мячом. А в нападении я занимаю место у "удобной" штанги. Для меня, левши, таковой является правая. Сюда и дают мне передачи наши подвижные нападающие. В "Динамо" это обычно делает Сергей Никифоров.

При розыгрыше "лишнего" неважно кто - центровой, полузащитник или защитник - забивает. Обычно это тот, кто окажется в более выгодном положении. Но есть и тут свои закономерности. Я взаимодействую с тем же Никифоровым. Он распологается справа, я - на дальней от него штанге. Сергей дает пас мне, я "выкачиваю" мяч левой рукой с угрозой броска. На меня выходит еще один из соперников. А это значит, что освобождается от опеки наш защитник Евгений Гришин, занимающий место во втором эшелоне. Это наш, так называемый, треугольник. Если соперник хоть чуть-чуть рванется на Гришина, тот тут же возвращает пас мне и я с ходу пробиваю по воротам.

Как я уже говорил, моим коронным броском является боковой с воды. Поскольку применяю я его уже много лет, соперники достаточно изучили его. Поэтому частенько меняю его на задний, механика которого в общем-то такая же. Чаще всего забиваю голы с места. Но случается делать это и в движении. Тут выручают так называемые переводы.

Результативность центрального нападающего во многом зависит от перемещений. Если я сделаю ложный выпад влево, а потом резко сверну в другую сторону, то ловлю адресованный мне мяч, откидываюсь на спину и пробиваю по воротам основным броском.


Михаил Иванов (10, в черной шапочке) сумел освободиться от плотной опеки соперника и выплыть на свободное место напротив своей "любимой" правой стойки ворот. Партнер точно накинул мяч на динамовского "центра", и Иванов без промедления левой рукой послал мяч в ворота ЦСК ВМФ.