Майт РИЙСМАН. Бывший невыездной


Этот сезон для ватерполистов московского "Динамо-Олимпийский" и их главного тренера Майта Рийсмана стал триумфальным. Команда выиграла и чемпионат страны, и престижный Кубок кубков - кстати, первый еврокубковый трофей отечественного водного поло за последние 16 лет. Впрочем, в сезоне-2000 известному в прошлом игроку пришлось познать не только радость побед, но и горечь отстранения от сборной.

Майт РийсманДОСЬЕ "СЭ". Майт РИЙСМАН Родился 23 сентября 1956 года в Таллине. В 1975-1983 годах играл за команду МГУ. В 1984-1986-м - за московское "Динамо". Чемпион СССР 1979, 1984, 1985, 1986 годов. Победитель Кубка кубков-84. Чемпион Олимпиады-80. В 1987-1988-м тренировал детскую команду "Динамо". В 1989-1991-м входил в тренерский штаб сборной СССР. С 1991 по 1995 год работал во Франции главным тренером любительской команды "Расинг". С 1996 года возглавляет "Динамо". Под его руководством столичный клуб дважды становился чемпионом России (сезоны-97/98 и 99/2000), занял 3-е место в Лиге чемпионов-98/99 и выиграл Кубок кубков-99/2000. В 1997 году назначен вторым тренером сборной России. При его участии она завоевала бронзовые медали на чемпионате Европы-97 и выиграла Игры доброй воли-98. В апреле 2000 года решением руководства федерации от работы с национальной командой отстранен.

ВАТЕРПОЛИСТ ВОПРЕКИ ЛОГИКЕ


В водное поло Рийсман пришел вопреки логике. В Эстонии, откуда он родом, сильных ватерпольных традиций никогда не было, и в местную секцию спортшколы "Калев" дети записывались, как правило, либо забавы ради (какой ребенок упустит возможность поплескаться в бассейне!), либо не пройдя отбор в других дисциплинах. Майт тоже поплескался, а в девятом классе решил переключиться на баскетбол. К счастью для отечественного водного поло, баскетболиста из него не получилось - ростом не вышел. Пришлось вернуться в бассейн.


- Мне тогда говорили: мол, зря стараешься, в Эстонии водного поло нет, - вспоминает с улыбкой Рийсман. - Однако подобные реплики меня только подстегивали. Лет в 16 я окончательно понял, что водное поло - мой вид спорта. Тренировался как одержимый, за три года не пропустил ни одного занятия.

В конце концов рвение было вознаграждено. На одном из студенческих соревнований светловолосого эстонского парня взяли на заметку тренеры столичного МГУ - одной из сильнейших в те времена команд Союза. Так в 1975-м Рийсман перебрался в Москву, которая впоследствии стала для него не менее родным городом, чем Таллин. Впрочем, заявить о себе в команде мастеров удалось не сразу.

- Поначалу у меня получалось далеко не все, - признается Рийсман. - Азарта и природного инстинкта было хоть отбавляй, а школы, тактической грамотности и подготовки не хватало. Первые тренеры в Эстонии просто не могли мне дать тех академических знаний, которыми обладали опытные московские педагоги. Сейчас, по прошествии лет, приходится лишь жалеть о том, что упустил в молодости и чего уже не сумел наверстать, будучи игроком.

ЗОЛОТО ОЛИМПИАДЫ


Как бы то ни было, "недоучка" Рийсман, опять же вопреки логике, как игрок добился немалого. Выступая за МГУ, по праву вошел в число лучших ватерполистов страны, завоевав в 1979 году вместе с командой золотые медали союзного чемпионата и победив тогда же на Спартакиаде народов СССР. А потом был олимпийский триумф в составе национальной сборной на Играх-80 в Москве. Казалось бы, грех пенять на спортивную судьбу. Если бы не одно существенное "но".

- Московская Олимпиада стала единственным соревнованием на уровне сборных, в котором мне довелось сыграть, - говорит Рийсман. - В первенствах мира и Европы я не участвовал, поскольку был невыездным. А титул олимпийского чемпиона завоевал благодаря тому, что Игры проходили в нашей стране. Когда они закончились, Борис Никитич Попов (один из самых знаменитых тренеров в истории мирового водного поло, под руководством которого сборная СССР становилась олимпийским чемпионом, побеждала на первенствах мира и Европы. - Прим. А.Ф.) по-дружески сказал мне: "Извини, Майт, но, к сожалению, больше держать тебя в сборной не могу". Причина выяснилась лишь спустя годы и оказалась, по нашим нынешним понятиям, смехотворной. Если не ошибаюсь, она звучала так: "нежелательное общение с иностранными гражданами". Я человек коммуникабельный, и знакомых у меня было множество, в том числе и иностранцев, а общение с ними в те времена, сами знаете, не поощрялось. Но на запреты мне было наплевать, я этого не скрывал и порой вел себя демонстративно. Хотя случались с моей стороны и перегибы.

- Например?

- Например, попадал в отделение милиции после каких-то разборок в студенческом общежитии МГУ. Я был молод, и мой бунтарский, даже скандальный характер, не скрою, давал о себе знать. Постоянно ходил по лезвию: с одной стороны, вызывающее поведение, с другой - спортивные результаты. Кстати, после московской Олимпиады мне вручили кубок как лучшему спортсмену университета. Это считалось очень престижным, до меня такого звания удостоился шахматист Анатолий Карпов.

- Что больше всего запомнилось из тех времен, когда вы играли?

- (Смеется.) То, что я стал самым известным, если вообще не единственным, ватерполистом из Эстонии за последние 30 лет.

- А как же олимпийское золото?

- Если честно, московская Олимпиада оставила двоякое впечатление. Как игрок, я по натуре был лидером, но в сборной СССР тогда хватало выдающихся мастеров. Им надо было только подыгрывать, а в этих условиях я чувствовал себя не в своей тарелке, потому что не мог выложиться полностью, проявить свои лучшие стороны. В общем, истинного удовольствия от победы не получил. Хотя, конечно, Олимпиада есть Олимпиада, и завоеванная на ней золотая медаль всегда останется вершиной в спорте.

О ПОЛЬЗЕ ЛЮБИТЕЛЬСТВА


Последние годы своей спортивной карьеры Рийсман провел в московском "Динамо". Какая это была команда в середине 80-х! Мшвениерадзе, Иванов, Мендыгалиев, молодой Апанасенко... В составе динамовцев Рийсман трижды подряд становился чемпионом СССР и выиграл Кубок кубков-84.

- В те годы московское "Динамо" по силе не уступало сборной СССР, цвета которой защищали практически все игроки нашей команды, - говорит Рийсман. - Я пришел в "Динамо" в 29 лет, и проявить себя в такой звездной компании было очень тяжело. Поэтому, отыграв там три сезона, решил завершить карьеру.

В 31 год Рийсман перешел на тренерскую работу. И, начав с детских команд, уже два года спустя оказался в штабе сборной СССР, куда неизвестного еще специалиста рискнул пригласить все тот же Борис Попов. Рийсман исполнял обязанности третьего тренера до окончания чемпионата мира 1991 года. А после неудачного для нас первенства оказался "крайним" и вскоре уехал работать во Францию.

- Мне, молодому и неопытному тренеру, работа нужна была как воздух, - продолжает Рийсман. - Поэтому приглашение из Франции принял не раздумывая. Водное поло там любительское. Спортивный клуб "Расинг", команду которого я возглавил, считается клубом представителей высшего света. Здесь я проработал пять лет. За это время "Расинг" становился вторым и третьим в чемпионате, дважды играл в финале Кубка Франции, участвовал в еврокубках, где, правда, по объективным причинам не мог пройти дальше первого раунда. Я старался развивать команду в профессиональном направлении, но в итоге наступил момент, когда мои тренерские амбиции не совпали с финансовыми интересами руководства клуба.

- Не считаете, что, работая с французскими любителями, попросту потеряли пять лет?

- Убежден, что любому специалисту пошла бы на пользу работа с командой любителей. Мне как тренеру это дало очень много. Возглавив московское "Динамо", я понял, насколько же полезно было поработать в этих тяжелейших условиях. К тому же порой любители более преданны спорту, чем профессионалы. Они ведь занимаются водным поло добровольно и практически бесплатно. А у нас поди заставь кого-то проплыть лишний метр или прийти на лишнюю тренировку...

- В 1996 году вы вернулись в "Динамо"...

- Большую роль сыграл председатель "Динамо" генерал Леонид Михайлович Романов. Это он, когда я вернулся из Франции и не знал, что делать дальше, доверил мне ватерпольную команду. Считаю, мне здорово повезло.

- Осмелюсь предположить, что команде с вами повезло не меньше. Ведь в тот момент от былого величия столичного клуба уже мало что осталось...

- Да, в 1996-м после олимпийского цикла все ведущие игроки уехали за рубеж. Пришлось фундамент будущего коллектива строить практически с нуля - приглашать игроков, воспитывать молодежь. При этом в первый же год работы я сказал руководству клуба, что мы должны выиграть все, что только можно, в России, войти в число лучших клубов Европы и стать базовой командой сборной.

- Теперь ваши тренерские амбиции удовлетворены?

- Я максималист: кроме первого места, у меня цели нет. На клубном уровне нам осталось выиграть только главный турнир - Лигу чемпионов. В новом сезоне постараемся это сделать. Кстати, если пробьемся в "Финал четырех", руководство клуба будет претендовать на проведение решающей стадии Лиги чемпионов у нас, в бассейне "Олимпийский".

"ВЫСТРЕЛИТЬ" НЕ ДАЛИ


Была у тренера Рийсмана и другая, более высокая цель: привести сборную России к победе на Олимпиаде в Сиднее. Однако сделать это уже не удастся. Незадолго до окончания сезона Рийсман был изгнан руководством федерации из национальной команды, которую вместе с Борисом Поповым готовил к Играм в Сиднее. Изгнан без объяснений. Признаться, договариваясь о встрече с Рийсманом, я был мало осведомлен о конфликтной ситуации и закулисных интригах в отечественном водном поло. Все-таки это не сверхпопулярный футбол, где переход даже заурядного по мировым меркам игрока из первой лиги в высшую становится событием едва ли не национального масштаба. Поэтому смена тренеров в ватерпольной сборной России (напомню, что вместо Попова и Рийсмана во главе национальной команды встал Александр Кабанов) за пять месяцев до Игр осталась в общем-то незамеченной.

- Почти три года мы с Поповым готовили команду к Сиднею, - говорит Рийсман. - Все шло к тому, что она должна там "выстрелить". Но сделать последний шаг нам не дали...

- Как получилось, что вас отстранили от руководства?

- Формальным поводом для этого стал инфаркт Попова, главного тренера команды, в ноябре прошлого года. Когда он выздоровел и представил все медицинские справки, свидетельствующие о готовности переносить психологические и физические нагрузки, его вызвал к себе исполнительный директор Федерации водного поло России Юрий Зайцев и поставил ультиматум: либо Попов отказывается от услуг Рийсмана и продолжает работать до конца Олимпиады, либо его уволят по состоянию здоровья. Будучи порядочным человеком, Попов, которого я считаю своим учителем, попытался меня отстоять. В апреле состоялось заседание исполкома федерации, на котором было принято решение о нашем увольнении и назначении главным тренером Александра Кабанова.

- Из-за чего вы попали в немилость?

- Надо знать ситуацию, которая сложилась в нашем виде спорта. Если рассматривать динамику отечественного водного поло за последние 20 лет, то можно определить четыре этапа: возрождение, расцвет, упадок, деградация. Да, то, что происходит в последние годы, иначе как деградацией назвать трудно. Из года в год мы теряем кадры, бассейны, спортшколы и результаты, особенно в младших возрастных категориях. Со стороны же федерации наблюдается абсолютное равнодушие ко всему происходящему, граничащее с апатией. Там ждут бюджетных денег и надеются на авось - вдруг станет лучше. Понимая, что дальше опускаться некуда, люди, которых действительно волнует судьба водного поло в России, объединились. Так в конце 1999 года была создана московская федерация ватерполистов. Ее президентом стал заслуженный мастер спорта Нурлан Мендыгалиев, а заместителем - Евгений Иванов, он же заместитель генерального директора "Динамо-Олимпийский". Одним из инициаторов создания московской федерации был я, хотя никакого руководящего поста там не занимаю.

- Получается, от сборной вас отстранили в наказание за эту инициативу.

- Да. Хотя мы всегда своей работой доказываем, что по отношению к всероссийской федерации занимаем не конфронтационную, а конструктивную позицию. Наша цель - возрождать отечественное водное поло, а не сталкивать лбами людей. Нас, ватерполистов, не так уж много, чтобы еще между собой что-то делить. К сожалению, Зайцев и его соратники вместо того, чтобы сделать в олимпийский год все возможное для успешного выступления сборной в Сиднее, направили все силы на внутренние разборки.

ТАК УЖЕ БЫЛО


- Если не ошибаюсь, от работы с национальной командой вас отстраняют не в первый раз...

- Да. В 1991 году, когда я был в сборной СССР третьим тренером, после Попова и Кабанова, меня тоже уволили без объяснений. Получив спустя шесть лет приглашение вернуться, поначалу отказывался. Но потом согласился, понадеявшись, что со мной больше не посмеют обойтись так же. Все-таки были уже и имя, и достижения. Шутка ли - тренирую ведущий клуб страны, мои игроки составляют костяк сборной. Но... Сложилось впечатление, что меня пригласили, забрали мозги и выкинули. Очень обидно. Решение отстранить нас с Поповым считаю преступлением. Не имею ничего против Кабанова, но получилось, что он эту команду возглавил как бы случайно. К Олимпиаде ее готовили другие люди.

- Как вы думаете, на что может рассчитывать сборная в Сиднее?

- Она способна занять любое место от первого до седьмого. Ребятам все по плечу, но при сегодняшней конкуренции в мировом водном поло каждый нюанс, каждая мелочь имеет значение. Боюсь, возникшая ситуация на пользу не пойдет.

- Допускаете ли вы, что вернетесь в сборную после Олимпиады?

- Я - тренер. При необходимости готов в третий раз войти в одну реку. Но только не при нынешнем руководстве федерации.